Форум » Что думают политики, знаменитости о телесных наказаниях. Кого наказывали. Кто сам наказывает. » Знаменитости рассказывают. » Ответить

Знаменитости рассказывают.

SS: Никита Джигурда рассказывает, почему у него голос хриплый. — Часто дети дают себе слово в детстве, что не будут повторять своих родителей в тех или иных проявлениях. У вас такое было? — Сейчас я понимаю, что рос в тепличных условиях. Мои родители лелеяли меня. Несмотря на то что я мог из семейного бюджета, из кувшина, где хранились юбилейные рубли, потырить деньги, накупить мороженого и угощать весь двор или купить футбольный мяч, чтобы играть с пацанами. Может быть, когда меня пороли — причем не папа, а мама, я мог думать, что своих детей никогда не буду пороть, никогда не буду наказывать. Мама плакала, когда меня порола. И с четырьмя своими детьми из пяти — у меня четыре пацана и девка от трех браков — я выдерживал это по полной программе. Не касался их и никакого такого наказания не совершал. Но самый любимый мой Анжель, который родился в православное Рождество во Франции, оказался еще более свободным и раскрепощенным, чем папа. Когда любимый сын бил ногами стекла и мог пораниться и как-то это нужно было остановить, я с комом в горле взял ремень и шлепал его по заднице, понимая, что нужно как-то оградить ребенка. Каждый раз в таких случаях я понимаю, что это неправильно. Наверное, есть какие-то другие методы, и я вроде зарекался в детстве, что своих детей не буду наказывать. Оправдываю себя только тем, что спасаю своего любимого пацаненка от того детского беспредела, который он творит, не осознавая, что делает. — Когда вас в детстве пороли, вы считали, что это из благих побуждений? — Мама не хотела меня пороть, но никакие другие методы, никакие внушения, уговоры не работали. В этом мире правят любовь и страх. Весь вопрос в дозе и сверхзадаче. Главное не перейти грань, когда наказание становится нормой. Помню, как я несколько раз от криков боли срывал голос. Но сейчас я к этому по-философски отношусь: если бы не детство, у меня, наверное, не было бы таких закаленных связок. Однажды в начальной школе после очередной порки я сбежал из дома — всерьез сбежал. Не желал терпеть наказание и несколько дней ночевал где-то на стройке. Потом меня нашли и с тех пор никогда не наказывали ремнем.

Ответов - 3

Jon: click here Алла Пугачёва

Шура: Сейчас идет по Культуре передача о Савве Морозове. Такая деталь о детстве: был упрям и своеволен, когда заслуживал порку, то штанишки спускал сам, но прощения никогда не просил. В 14 лет попросил чтобы его определили в гимназию ( в то время дети старообрядцев получали домашнее образование) И в той гимназии он научился "курить и не веровать в Бога"

Мирина: Из интервью с сыном знаменитого летчика Маресьева: — О чем спрашивают дети? — Какой он был как отец, драл или не драл. — Какой он был как отец, драл или не драл? — Мать была суровее, чем отец. Он меня лупил иногда солдатским ремнем, а мать меня однажды шнуром от пылесоса отходила за то, что я «кол» на «четверку» переправил. — Ремень же тяжелее. — Э-э нет, милая, видно вас никогда не лупили. Ремень что, вот шнур от пылесоса! Алексей Петрович не помогал мне делать уроки, а требовал, чтобы я их делал сам. А я их не делал — некогда. А как-то раз меня у «Метрополя» задержала милиция за то, что менял значки на жвачку. Ну за это, конечно, получил по полной! Мы жили на Пушкинской площади в доме на углу Тверской и Большой Бронной. Напротив располагался кинотеатр «Центральный», где в 9 часов был детский сеанс по 10 копеек. Жизнь шла, и идеологически она была неплохая. Надо было только дать народу джинсы, колу и обеспечить свободу движения и малого бизнеса — булочные, шиномонтаж и прочее. Я много спорил об этом с отцом. Тот говорил: «Ты линию партии не тронь!» А я настаивал, что партия не неприкосновенна.




полная версия страницы